Пятница, Декабрь 27

Вы находитесь здесь: События в мире Ближний Восток По-поводу скандала вокруг начальника генштаба

По-поводу скандала вокруг начальника генштаба

Нельзя сказать, что в ведущейся ныне борьбе вокруг назначения на пост начальника Генерального штаба побиты все известные израильтянам рекорды политической интриги. Выбор нового начальника Генштаба из числа нескольких кандидатов, считающих себя достойными назначения на этот пост, почта всегда становится поводом для изрядного возбуждения страстей и закулисных маневров. Их отголоски часто смущали в прошлом слух израильской публики. Всем памятно, например, объяснение, которое дал журналистам Моше (Буги) Яалон по поводу своей привычки ходить повсюду в высоких армейских ботинках. «Здесь слишком много змей», - сказал он, имея в виду комплекс зданий министерства обороны и Генерального штаба.

Вопреки обычному порядку вещей трехлетнее пребывание Моше Яалона в должности начальника Генштаба не было продлено Ариэлем Шароном, желавшим передать этот пост своему давнему протеже Дану Халуцу. Яалон критически относился к замыслу отступления из сектора Газы и Северной Самарии, тогда как Халуц уверил Шарона в том, что он безропотно произведет депортацию еврейского населения из этих районов. Многочисленных змей в своем окружении Яалон обнаружил в тот момент, когда заинтересованность премьер-министра в скорейшем назначении Халуца проявилась достаточным образом, сказавшись соответствующим образом на поведении многих генералов и ответственных чиновников министерства обороны.

Пресс-секретарь ЦАХАЛа Ави Бнаягу напомнил на днях о том, как после назначения Дана Шомрона начальником Генерального штаба его основной конкурент Амир Дрори сказал журналистам, что «существующая процедура назначения начальника Генштаба опаснее для Израиля, чем сирийская, иракская и палестинская угрозы, взятые вместе». Это заявление было сделано на пресс-конференции человеком, возглавлявшим в то время оперативное управление Генштаба, и имело вполне драматический резонанс. Разумеется, израильтяне не восприняли слова Дрори буквально, но их уверенность в том, что армией командуют самые лучшие и способные военачальники, не могла не дать трещину под воздействием столь решительного заявления.

С другой стороны, в связи с назначением Дана Шомрона тогда же распространились лживые слухи о том, что он является гомосексуалистом. Было ли это пикантнее или скандальнее сегодняшней крысиной возни? Дело вкуса.

Йоэль Маркус пишет в «Гаарец», не называя имен, что один из кандидатов на пост начальника Генерального штаба использовал в свое время связь с дочерью премьер-министра Леви Эшколя ради собственного продвижения на вожделенную должность. В тех же целях неоднократно использовались знакомства и связи, завязывавшиеся вокруг знаменитого столика в тель-авивском кафе «Олимпия», который держала Лея Рабин. Разного рода лоббисты всегда или почти всегда привлекались к борьбе за назначение на пост начальника Генерального штаба. Меру их влияния не следует преувеличивать, но совсем ничтожной она тоже не была. Равным образом нельзя игнорировать то влияние, которое имела в прошлом близость к определенной партии или к определенному политику для назначения того или иного генерала на высшую командную должность в ЦАХАЛе. Бывало всякое.

Все это говорится для того, чтобы нынешняя коллизия, вполне безобразная - и с этим никто не спорит, - воспринималась в должном контексте, с учетом необходимых пропорций и прецедентов. Издержки закулисного вмешательства в процедуру выбора нового начальника Генерального штаба достаточно очевидны, и то, что механизм такого вмешательства стал в данном случае поводом для дознания, можно считать положительным фактом. Биньямин Нетаниягу был, безусловно, прав, когда он отреагировал на публикацию документа, предположительно составленного в одной из ведущих израильских компаний в области политического пиара, распорядившись произвести полицейское расследование. Если опубликованный документ в самом деле имеет своим источником компанию Эяля Арада, то и сама эта компания, и тот, кто нанял ее услуги для продвижения определенного кандидата на пост начальника Генштаба, должны получить заслуженную оценку израильского общества в качестве низкопробных интриганов. Если документ сфабрикован, как утверждает Эяль Арад, хотелось бы знать, кем именно.

В обоих случаях представляется вероятным наличие криминальных аспектов в данной истории. Если таковые будут раскрыты, преступники должны понести наказание. Но рассматривать происходящее через призму нервного заявления, сделанного в свое время Амиром Дрори, все же не следует. Начальник Генерального штаба назначается в Израиле правительством по рекомендации министра обороны. Какими бы интригами ни сопровождалась эта процедура, она не опаснее для нашей страны тех угроз, которые были названы раздосадованным генералом Дрори в 1987 году, когда он проиграл генералу Шомрону. И заметим попутно, что прислушиваясь теперь к голосам критиков, трудно уловить указание на то, что кому-то из них известен патент более удачной и менее уязвимой для неправомерного вмешательства процедуры. Начальник Генштаба во всяком случае не будет назначаться по итогам открытого конкурса или методом голосования в иной, отличной от израильского правительства инстанции.

Необходимо напомнить некоторые основные факты, в связи с которыми в пятницу, 6 августа, была взорвана настоящая политическая бомба. Это, прежде всего, натянутые отношения между министром обороны Эхудом Бараком и начальником Генерального штаба Габи Ашкенази. Считается, что Барак, партийный тыл которого слаб в настоящее время как никогда прежде, видит свою главную карту в тех возможностях, которыми он обладает как признанный специалист по проблемам безопасности. При этом его успехи на посту министра обороны - как подлинные, так и мнимые - в значительной степени затеняет популярность Ашкенази. После неприглядной истории, сопровождавшей назначение Дана Халуца, было решено, что начальник Генерального штаба будет автоматически оставаться в должности четыре года, но Ашкенази, по всей видимости, рассчитывал, что Барак продлит его пребывание на этом посту и на пятый год (прецедентом такого рода была пятилетняя каденция Рафаэля Эйтана). Министр обороны такого решения не принял.

Более того, в прошлом году он воспротивился назначению командующим Северным военным округом генерал-майора Гади Айзенкота на пост заместителя начальника Генерального штаба. В назначении Айзенкота был заинтересован Ашкенази, желающий сделать его своим преемником. Эхуд Барак явным образом предпочитал назначить на пост замначальника Генштаба командующего Южным военным округом Йоава Таланта, но, не имея возможности преодолеть решительное сопротивление Ашкенази, он навязал последнему в качестве заместителя Бени Ганца, занимавшего до этого пост израильского военного атташе в США.

С тех пор Талант, Ганц и Айзенкот считаются основными реальными кандидатами на пост начальника Генерального штаба. Кроме них в конкурентной борьбе принимают участие командующий Центральным военным округом Ави Мизрахи и генерал-майор Гади Шамни, сменивший Ганца на посту военного атташе в США, но их шансы считаются невысокими.

Газета Вести, Израиль.